Культура

Вдова Анна Пугач к 90-летию Дементьева: «Мечтал быть народным поэтом»

Написано admin

16 июля Андрею Дементьеву исполнилось бы 90 лет. Поэт ушел из жизни, не дожив до своего юбилея всего двух недель. Анна Пугач, его супруга, рассказала нам о предстоящем концерте-посвящении Андрею Дмитриевичу, который состоится 20 июля в Твери, о счастливых моментах семейной жизни, Доме поэзии, творчестве поэта, поделилась самыми яркими воспоминаниями.

— Конечно. У нас работает Дом поэзии в Твери, и мне передано право на художественное руководство. Я буду продолжать то, что он делал. В Доме собираются молодые поэты, среди них есть воспитанные, взращенные им, которых уже издавали. Там проводят разные конкурсы, например «Золотой листок» — премию молодых поэтов, по итогам которой издается поэтический сборник с лучшими стихами юных дарований. Дом поэзии открылся и получил имя Андрея Дементьева 20 июля 2013 года, в этом году ему исполняется пять лет. Это пока единственный в России Дом поэзии. Мы в любом случае планировали праздновать пятилетие и непременно сделаем это. 19 и 20 июля пройдет Всероссийский слет победителей предыдущих конкурсов. 20-го же на Театральной площади, в центре города, состоится большой вечер-посвящение Андрею Дементьеву, прозвучат стихи и песни над Волгой.

— Я надеюсь на помощь местных властей, потому что от этого тоже очень многое зависит. В провинции большая проблема с кадрами, должны ведь работать люди квалифицированные, профессиональные. А проблема Твери в том, что она стоит между Петербургом и Москвой, и все стараются найти себе работу в столице, потому что там другие зарплаты и возможности. Дом поэзии — бюджетное учреждение, и его деятельность зависит от внимания власти. Пока я не могу пожаловаться. Все, что необходимо для Дома, делается. Губернатор Игорь Руденя с вниманием относится к Дому, просьбам, с которыми мы обращаемся. Надеюсь, что со временем удастся создать в Доме музей. У Андрея много рукописей, книг, вообще вся история ХХ века уместилась на страницах произведений, написанных многими известными писателями, авторами «Юности». Андрей говорил о том, что этот век был полон для него любви, романтики и дружбы. И это все тоже отразилось в книгах, стоящих у нас на полках.

— Нет. Он никогда не делал вид, будто колдует над мыслью, поэтому его стихи такие легкие, запоминающиеся. Удивительная вещь: когда он выступал, я не могла находиться в зале — всегда волновалась, переживала, сидела за кулисами. Он читал наизусть и мог что-то забыть. А я всегда готова была по ритму подсказать. Все думали, что я его стихи наизусть учу, но это происходило само собой. Его нет, я начинаю вспоминать и сбиваюсь… Андрею было спокойно, когда он знал, что я рядом.

— Яркой была наша работа на Ближнем Востоке, в Израиле. В 1994 году мы только поженились. Познания, корреспондентскую работу открывали заново, особенно после его работы главным редактором. Начался новый этап жизни как для него, так и для меня. Он писал:

«Нас с тобой венчал Иерусалим.

И пока ты рядом — жизнь неповторима.

Признаюсь в любви Иерусалиму,

Потому что здесь и я любим».

— Много всего было. Для меня большим событием был вечер в Карнеги-холл два года назад. Главный концертный зал мира. Многие поэты выступали, среди них — Вознесенский, Евтушенко. Это был первый такой вечер для Андрея, и мы очень волновались. Публика собралась восторженная, и это был апофеоз его поэтического взлета. Я радовалась вместе с ним. На Бродвее висели афиши об этом мероприятии в Карнеги-холле. Русские, русскоговорящие люди, жившие в Америке по 20–30 лет, говорили высокие, теплые слова о нем. А для Андрея всегда высокой наградой была оценка народа. У него есть даже такие строчки:

«У поэзии — всего одна лишь дата,

Та, что ей определит народ».

Честно вам скажу, он мечтал лишь об одной награде — быть народным поэтом. Нет такого звания в России, о чем не раз говорил Иосиф Кобзон. Не нужно, чтобы власть его присуждала. Достаточно, что говорят люди. Они пишут мне в социальных сетях. Это и есть признание.

— Очень тяжело все дается. Я не мистик, но верю, что Андрей мне помогает. Андрей Вознесенский называл его «божьим человеком». Вокруг Андрея всегда была светлая аура, удивительная солнечная энергетика. Все растворялись в его доброжелательности. Я сейчас собираю артистов, готовлю юбилейный вечер, но мне чего-то не хватает. И сценарист говорит, что не может никак начать, что-то не так. Потом мы поняли, в чем дело. Нет Андрея. Нет объединяющего человека. Это тяжело, но мы постараемся, чтобы вечер прошел достойно. Все его друзья — замечательные люди.

— С грустью ничего не сделаешь. Это уже навсегда. Но нужно работать. Мне помогают его дочери, и есть ощущение родни, семьи. Поедем на день рождения Андрея на кладбище, потом в Тверь. Близкие меня поддерживают. Спасибо «Московскому комсомольцу», который всегда нас поддерживал.

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.

Источник: mk.ru

Об авторе

admin

Оставить комментарий